Среда
13.Ноя.2019
01:23
Форма входа

Поиск по сайту
Друзья сайта
  • Праздничное агентство "КОЛИБРИ" г.Выкса
  • Архив записей
    Наш опрос
    Как убирают мусор в парке?
    Всего ответов: 33
    Календарь
    «  Ноябрь 2019  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Открытие сезона - 1 мая!

    Парк культуры и отдыха городского округа город Выкса Нижегородской области

    История парка

    Под сенью липовых аллей (Л. Шестеров)

    Выксунский городской парк культуры и отдыха - ценный памятник русского садово-паркового искусства второй половины XVIII века. Созданный трудом крепостных заводчиков Баташовых, он и сегодня представляет из себя наиболее примечательную особенность нашего города и вместе с голубым ожерельем выксунских прудов создает его самобытный, оригинальный образ, делает Выксу неповторимой, неординарной в ряду многочисленных городов Российской Федерации.

    Ныне в парке осталось мало архитектурных примет минувшего, он постарел, поредел, и все-таки и в таком виде еще полон глубокого очарования.

    Надо ли говорить о том, какое впечатление производил он на посетителей в пору своего расцвета и наивысшего блеска!

    Сохранилось несколько отзывов о Выксунском парке современников этого периода. Так, например, скептически настроенный ко всему Е. Феоктистов в своих воспоминаниях пишет: "Я всегда страстно любил деревню, а Выкса представляла собой нечто среднее между деревней и городом; хорош был в ней только сад при барском доме - старинный, громадный и который в мое время (50-е годы ХIХ в. - Л.Ш.) содержался еще довольно исправно".

    Б. Феоктистову вторит восторженно-взволнованный отзыв экономиста в. П. Безобразова. "К главному дому примыкает громаднейший сад-парк, немой свидетель романтических приключений всех красавиц своего времени, с грандиозными аллеями, вековыми деревьями и разными искусно придуманными и отчасти таинственными перспективами для иллюминаций и для разных оптических обманов. По сказаниям выксунских жителей, в этом саду по ночам бродят тени бывших обитателей этой пышной резиденции".

    Как известно, парки того времени создавались по определенным канонам, стилям и планам. Их творцами были специальные парковые садовники и разве, так называемые, садовые архитекторы. Прежде чем коснуться планировки, первоначального вида и особенностей Выксунского парка, небезынтересно вкратце познакомиться с основными стилями, господствовавшими в садово-парковом искусстве XVIII века, - французским и английским.

    Французский архитектурный или регулярный стиль своим названием и стилевыми особенностями обязан гениальному творению французского садовника Андрэ Ленотра - Версальскому королевскому парку. Этот парк был настолько ошеломляюще прекрасен и оригинален, что ему стали подражать садовники всех других Европейских государств. Именно тогда, в начале XVIII столетия, и были созданы самые прославленные, после Версаля, архитектурные парки Европы: Сан-Суси в Германии, Летний сад (см. фото) и Петергоф в России. Для французского архитектурного стиля садово-паркового искусства характерно стремление его творцов улучшить, украсить, усовершенствовать природу за счет неистощимо-щедрой фантазии садового архитектора. Природа как бы подчинялась его творческому замыслу, становилась материалом в руках художника, теряла свою самодовлеющую роль.

    Прежде всего, территория будущего парка подвергалась строгой, четкой геометрической разбивке. Вся планировка была симметричной и изобиловала прямыми аллеями, пересекающимися друг с другом под разными углами. В местах пересечения аллей устанавливались фонтаны, статуи и беседки. Деревья парка обязательно подстригались. При этом кронам, как правило, придавали неестественную форму: шаров, кубов, пирамид, треугольников, трапеций. Кустарники, в свою очередь, тоже выстригались в виде стен с нишами, колонн, ваз. "Создавать такие парки были в состоянии только короли и цари великих государств. Они были слишком дороги и слишком искусственны. Их величественная пышность подавляла не только природу, но и людей", - писал известный советский популяризатор ботанических знаний Н. Верзилин.

    В Европе французский стиль в садах и парках уже в середине XVIII века сменяется другим - английским. Английский пейзажный парк сливался с окружающей местностью. Трудно было провести границу между Дикорастущим природным лесом или рощей и, созданным рукой человека, парком. Никакой сухой, прямоугольной, симметрической и геометрической схемы аллей. Вместо них - извилистые тропинки и дорожки. Вместо замысловатой фигурной подстрижки деревьев и кустарников только глубоко продуманная обрезка отдельных веток, не лишающая крону естественного вида. Теперь все искусство садовника было направлено на вдумчивое отношение к природе, подчеркивание ее естественной, без изысканности, красоты.

    Английские пейзажные парки в конце XVIII и начале XIX веков получили повсеместное распространение, так как почти любая роща или лес, расчищенные вырубками и облагороженные опытной рукой садовника, считались пейзажным парком.

    Но все-таки побежденный французский стиль не исчез полностью, некоторые его стилевые особенности и элементы оказались впоследствии вкрапленными в господствовавшие в XIX столетии английские сады. Это, в первую очередь, следует отнести к столь любимой русскими помещиками центральной, прямой, идущей обычно от самого барского дома, липовой аллее. Ставились в парках и статуи и выкапывались строго геометрических форм пруды, ничем не напоминающие озера, да и беседки с фонтанами тоже не ушли в небытие вместе с французским стилем.

    К подобным разностильным паркам и принадлежит Выксунский парк. Он создавался в 70-е годы XVIII века, когда в садово-парковом искусстве всецело господствовал английский стиль, но были еще живы традиции и французского. Своей простотой и безыскусственностью английский стиль не импонировал великосветским вельможам и богатым помещикам, но, в то же время, создать роскошный, помпезный французский парк было для большинства явно не по карману.

    Накладно это было и для разбогатевших заводчиков Баташевых. Поэтому было найдено компромиссное решение. Часть парка, площадью около 8 гектаров, непосредственно примыкающего к господскому дому, распланировали в чисто французском стиле. Для этого был вырублен лес, выкорчеваны пни, насыпана плодородная земля. На этом месте разбили аллеи, цветники, установили статуи, беседки, фонтаны. Основной породой высаживаемых деревьев была липа, которую стали подстригать. Следы этой стародавней подстрижки можно еще заметить кое-где на старых деревьях. Не забыта была и центральная, пересекающая весь парк, широкая липовая аллея. Вся остальная территория не подверглась строгой планировке. Росший здесь лес окультурили и он стал английской частью парка. Эту двойственность стилевого оформления Выксунского парка отметил уже П.П. Свиньин в первом описании заводов и усадьбы: "По сторонам большой аллеи идут множество других правильных дорожек, которые составляют между собою площадки, украшенные в одном месте фонтанами, в другом беседками, храмами, камнями".

    То есть описание рисует нам кусочек типично французского регулярного парка. Далее тот же автор отмечает другую стилевую особенность планировки: "По обеим сторонам правильного сада находятся английские сады, из ком один со многими прудами, в которых плавают плотики, гондолы, водятся лебеди и дикия утки".

    Отмеченную разностильность Выксунского парка внимательный посетитель без труда заметит и в наши дни. Хотя уже нет ни беседок, ни фонтанов, ни статуй.

    Как типичный памятник русского провинциального садово-паркового искусства парк вместе с барским домом составлял единый ансамбль, так как был скомпонован по широко распространенной тогда схеме, называемой курдонером. Открытая часть парка, примыкавшая к главному зданию, обычно была самой нарядной. Она называлась партером и украшалась своеобразными цветниками со сложным узором. Партер обычно украшался фонтанами, вазами и мраморными скульптурами. На партере же выставлялись на лето и причудливо подстриженные экзотически южные деревья в Кадках. В воспоминаниях одного из современников тех далеких дней сохранилось описание партера Выксунского парка. "Во время представлений в театре сад, при его тогдашнем украшении скульптурными мифологическими фигурами, сделанными много выше нормального человеческого роста, расставленные кругом поляны против господского дома на высоких пьедесталах, с высоко бьющими фонтанами, устроенными один в центре сада, против главной аллеи, между цветников, а другой против главного дома, с различными красивыми беседками и с вековыми громадными деревьями липы, дуба, клена и пихты - бывал иллюминирован различными фонариками, изображающими всевозможные сорта фруктовых и овощных плодов, звезд и бабочек".

    А старожил Выксы Н.П. Гоюванов, в "Стихотворной истории Выксы", уточняет значение упомянутых "мифологических фигур":

    По бокам круглой поляны
    Стояли с четырех сторон,
    Фигур скульптурных великаны,
    Изображение времен.

    Весь парк (в нашем сегодняшнем понимании) общей протяженностью в 1 км делился на две почти равные части: собственно парк и зверинец. Границей между ними служили глубокий котлован и здание театра. "Большая правильная аллея идет на полверсты от дома и оканчивается театром, имеющим против аллей сей полукруглый проезд, который открывает лежащий за ним зверинец, так же на полверсты длиною", - писал тот же современник.

    Дикая, нетронутая, лесная территория зверинца парком тогда не считалась. Зверинцы были частой принадлежностью русских парков. Так, например, у известного богача графа Н.П. Шереметьева в зверинце знаменитого подмосковного кусковского парка, окружностью более 3 км, было 600 оленей, лоси, дикие козы, серны, а также хищные звери: медведи, волки, лисицы. Парковый зверинец заводчиков Баташевых был скромнее графского зверинца, но, тем не менее, в окружности он составлял более 1,5 км. Олени, дикие козы и серны водились и в нем. Так, еще в акте раздела горнозаводского хозяйства между братьями Баташевыми от 1783 года, отмечено: "... оленей в зверинце, что найдется, разделить пополам, в зимнее время и мне, Андрею, в свою часть перегнать, а ево, Ивана, часть оставить в том зверинце".

    Было в парке много разных павлинов, лебедей, уток. Для водоплавающих птиц были специально вырыты два небольших водоема: Лебединка площадью 1,5 га и Малая Лебединка площадью 0,5 га. Павлины, как редкостные заморские птицы, разместились в специальном птичнике - павлиньем павильоне. Видимо, особой пристрастностью Андрея к птицам объясняется тот странный факт, что он пожелал забрать их всех без раздела пополам с братом: "... птиц, яко то: павлинов, лебедей и прочее, какие были у меня, взять мне, Андрею, все, без изъятия, в свою часть".

    Обширный парк требовал для своего ухода множество рабочих рук. И здесь Баташевы нашли выход, не отвлекая квалифицированных мастеровых от работ на заводах, содержать парк в порядке. К уходу за парком привлекли детей, безжалостно эксплуатируя их. П.П. Свиньин так описывает это: "На Выксунском заводе при доме находится обширный сад, в котором с ранней весны и до зимы непрестанно занято было работою человек полтораста и до двух сот. Большею части детей. Иные срезывали травки, пробивавшиеся по насыпным дорожкам; другие подбирали листья под деревьями и сносили в кучу, чтобы вывезти их после на лошади; третьи из маленьких ведер поливали бесчисленные цветники. Каждый получал свою дневную плату от 5 до 10 коп, смотря по возрасту". Обратим внимание: это мизерная оплата. Приведем для сравнения такие цифры: фунт конфет тогда стоил 2 р. 25 к.

    После смерти Ивана Родионовича новый владелец Выксы, генерал-лейтенант Д.Д. Шепелев, обуреваемый жаждой перестройки всего, что ему не нравилось, добрался и до парка. Он решил усилить его живописность за счет более широкого использования зеркальной глади стоячих вод.

    Вниманье и на сад
    Он также обратил,
    И улучшений целый ряд
    Больших в нем совершил.
    Канавы в нем нарыл,
    Наполнил их водой,
    Водопровод устроен был
    С водокачкой паровой.

    Котлованы глубиной 5-7 метров, обладающие сильнейшей боковой фильтрацией, наполнить доверху водой оказалось практически трудновыполнимой задачей для слабой водонасосной. И со временем от этого замысла пришлось отказаться. Глубокие выемки не удавшихся водоемов сами по себе быстро заросли деревьями и кустарниками и даже, без воды в какой-то степени оживили скучновато-равнинный характер парка. После отстранения в 1837 году Д.Д. Шепелева от управления заводами и имением власть перешла в руки его старшего сына И.Д. Шепелева. При нем парк оставался еще в прекрасной сохранности. Но вот тяжелые долги и разногласия между сонаследниками привели к установлению над заводами опеки. В 1845 году первым главным опекуном стал отставной полковник и родственник Шепелевых, полковник В.А. Сухово-Кобылин, отец известного впоследствии драматурга. Тяжелой солдатской рукой он принялся наводить экономию. Он уничтожил в парке ряд оранжерей, а затем театр. Судьба самого парка, четвероногих и пернатых его обитателей была тоже не менее плачевна: "Росшия в саду фруктовые деревья: яблони, груши, вишни и др. в виду предохранения гулящей публики от соблазна, распорядился уничтожить. Оставшихся от времени помещиков с десяток диких коз, пасшихся в зверинце, кому-то продал или сам съел, а находившегося при них пастуха поместил в заводе на поденные работы. Павлинов также продал и уничтожил их птичник. Стоявшее с левой стороны большой аллеи круглое каменное здание, в котором помещается водокачная паровая машина для - подачи воды а оранжереи, теплицы и фонтаны также сломал и уничтожил самые фонтаны. Находившуюся против лебединок, сделанную из березового, не очищенного от коры леса, с художественно украшенными мелким кудрявым берестом капителями колонн, над окнами и по карнизам - беседку - также, во избежание ремонта, сломал", свидетельствуют современники.

    Начало угасанию славы Выксунского парка было положено. Постепенно гнили и разваливались забытые и заброшенные беседки, рассыхались лодки и гондолы на Лебединке, разрушались мостики через котлованы, врастали в землю фундаменты разрушенных кирпичных построек. Парк все больше дичал, густо зарастая хаотично выраставшими деревьями, кустарниками, молодой порослью порубленных садов. Рабочему люду Выксы было не до прогулок по его тенистым липовым аллеям. Двенадцатичасовая работа на заводах, домашнее хозяйство: огороды, скотина, косьба, дрова - поглощали почти без остатка свободное время выксунского мастерового. И только после революции широко распахнулись ворота старинного парка, он становится любимым местом отдыха трудящихся Выксы. Не случайно, что в парке, как лучшем месте города, были похоронены четверо расстрелянных белыми в июле 1918 года красногвардейцев, а затем установлен памятник семи расстрелянным.

    В начале 30-х годов часть территории парка была вырублена и на месте поруби разбит стадион "Металлург".

    Учитывая культурно-оздоровительные запросы бурно растущего города, Горьковский Крайпосгор, по заданию завкома ВМЗ, составил в 1936 году проектное задание на реконструкцию Выксунского ЦПКиО им. Лепсе (как его тогда называли). Предполагалось, учитывая прогнозируемый быстрый рост населения Выксы, оцениваемый к 1942 году до 65.000 чел., расширить его территорию до 48 гектаров. Расширение территории должно было осуществиться за счет окультуривания и превращения в парковую зону территории бывшего зверинца - рощи. Здесь планировались аллеи, цветники, различные парковые Сооружения. Проект был утвержден в ЦК профсоюза, выделены средства.

    Время воплощения проекта реконструкции в жизнь было определено в 5 лет с 1936 по 1940 год. Объекты реконструкции, намеченные на 1937 год: зеленый театр, танцплощадка, детский городок и другие - были построены, но в дальнейшем работы в парке были свернуты. В значительной степени этому помешали тяжести, вызванные Великой Отечественной войной.

    Истекшие с той поры 40 лет добавили положительно мало нового в облик старого парка. Появился только хороший городок игр и аттракционов. Вместе с тем в парке выросли постройки, не имеющие к нему никакого отношения. Это в первую очередь тир ДОСААФа и гаражи горисполкома, наглухо забаррикадировавшие партер "большого" дома и довольно неэстетично нарушив тем самым его исконную, историческую планировку. По какой-то странной прихоти на территории парка были пробурены две артезианские скважины и над ними построены насосные сарайной архитектуры. Надо ли говорить, что дополнительного очарования парку эти стройки не добавили. Древостой парка за 40 лет потерпел также значительный урон. Производимые же подсадки деревьев, в большинстве своем, были бесплановы и причем случайными породами деревьев вплоть до невыразительных тополей и недолговечных берез. Посадочный материал зачастую применялся "детского" возраста - жиденькие прутики, приживаемость и сопротивляемость которых была невелика. Единственно светлое пятно на темном фоне озеленения парка, в течение послевоенного периода, на наш взгляд, удачно посаженная рощица лип на месте бывшего "зеленого" театра.

    Невосполнимые потери нанесла и продолжает наносить парку занесенная невесть откуда, в последние годы "голландская" болезнь вязов. Когда-то мощные темно-зеленые кроны вековых великанов сегодня удручают скелетной наготой своих ветвей.

    Не меньшие потери несет парк и от построенного по соседству густонаселенного микрорайона. Проникая через дырявую во многих местах изгородь на территорию парка, пешеходы натоптали десятки новых троп, уплотнили почву и вызвали гибель многих деревьев. Сегодня растущая разреженность древостоя парка приводит к новому бедствию - гибели зеленого друга от ветровала. Проблема парка была всегда самой острой для всех выксунцев и никого и никогда не оставляла равнодушным. Любимое место отдыха, предмет законной гордости и удовлетворения местного патриотизма, он постоянно находил и находит своих защитников и ратоборцев. Статьи в защиту парка - частые гости на страницах местной печати. Это отрадно, но и только. Действенность печатного слова почему-то малоэффективна. Организации, от которых зависит благоустройство парка, в ответ на критику хранят годами гробовое молчание, игнорируя сигналы трудящихся. За два года намеченной новой реконструкции не сделано почти ничего: то ли руки не доходят, то ли никто за это не спрашивает.

    В связи с развитием промышленности города растет население Выксы и парк будет переживать все более массированное воздействие отдыхающих. Расширение территории парка - проблема номер один. Однако в этом вопросе пока никакой ясности. В 1936 году проектировщики предполагали, что парк будет расти - в северном или восточном направлении с выходом к Верхнему пруду. Северное направление сегодня отрезано начисто микрорайоном. Восточное наполовину тоже, потому что предприимчивые люди сумели настроить вдоль парка добротные кирпичные дома. Сегодня в начале этой улицы (А. Ведерникова) интенсивно строят гаражи и уже появляются гаражи вдоль изгороди парка. Пока не поздно, нужно ограду в этом районе и вдоль всей восточной границы парка перенести восточнее вплоть до дороги, включив в территорию парка растущие ныне за изгородью старые сосны. Следует категорически запретить в этом районе и во всей восточной стороне строительство как частных кирпичных домов, так и гаражей, с тем, чтобы оставить возможность если не нам, то потомкам беспрепятственно осуществить давно задуманное расширение парка в сторону Верхнего пруда.


    Из истории Выксунского парка (Н. Князева)

    В "Экономических примечаниях" за 1810 год есть скудные сведения об усадьбе Баташева в Выксе: "Дом господский каменный о трех этажах, крыт железом, регулярный парк с плодовыми деревьями, фрукты и овощи с оного употребления для домашнего господского обиходу и зверинцем, в коем содержаться олени, дикие козы". Известно также, что в парке к этому времени находился небольшой деревянный домашний крепостной театр И.Р. Баташева, несколько оранжерей ананасовых, виноградных, апельсиновых…

    В 1816 году, вернувшись с войны в Выксу Д.Д. Шепелев с разрешения престарелого тестя - И.Р. Баташева начал реконструкцию парка, сначала обдумав и заказав проект этой реконструкции в Москву к специалистам.

    По проекту в парке были прорыты канавы, обновлены посадки деревьев и кустарников, в партере установлены беломраморные статуи, олицетворяющие времена года, организованы цветочные клумбы и курганы, пополнился новыми экземплярами павлинарий, благоустроены пруды "Лебединки", где размещены плотики, красивая беседка рядом, в каналах - гондолы и многое другое. Парк стал фантастически красивым и притягательным для гостей и потому, что в новом просторном театре ставились прекрасные оперные и балетные спектакли.

    Содержание парка в блестящем состоянии требовало сил, средств, труда и грамотных специалистов-садовников, а содержание театра - тем более… Из-за убыточности работы заводов в конце 40-х годов, образованное опекунское правление заводами, с целью экономии закрыло театр, уволили садовников (не до ананасов), продало парковую мраморную скульптуру и весь реквизит театра вместе с актерами и музыкантами. Начался период зарастания, деградации растительных посадок в парке.

    Но, по рассказам старожилов, парк, пережив английское, немецкое управление все еще был очень красив и перед революцией - весной благоухал сиренью, летом - цветами, радовал музыкой духовного оркестра, который играл по воскресеньям, но… для простого люда парк был закрыт. Гуляли, отдыхали в парке только хозяева заводов, их приближенные и гости. По воспоминаниям М.И. Орлова, дом его стоит рядом с парком, "… бывали случаи, когда мальчишками мы перелезали забор, чтоб покататься по льду "Лебединок" - так нас травили собаками".

    После революции парк стал общедоступным и постепенно превратился в центр культурно-массовой работы.

    С точки зрения сегодняшнего дня не надо бы в июле 1918 года в парке хоронить погибших красногвардейцев при подавлении муромского мятежа, не надо бы разрешать строить частные дома на территории парка в районе теплиц в 1920г., да ведь построили и в 1985г., строят и сейчас…

    В 20-х годах молодежь во главе с комсомольскими вожаками в парке организовали спортивные площадки, убрав обветшалую беседку, срыв цветочный курган. К 1934г. удалось построить приличный стадион, которому была присвоена республиканская категория (тогда в стране стадионов было очень мало).

    В эти годы парк преобразился, были созданы: детский городок с качалками, беседками, песочницами и скульптурой "Мать и дитя", танцплощадка, летний кинотеатр, читальня, бильярдная, кафетерий, аттракционы, эстрадная площадка, установлена парковая скульптура нового идейного содержания: "Землемеры" в соответствии с лозунгом - "Земля - народу!", учительница с книгой ("Знания - народу!), девушка со скрипкой ("Искусство - народу!"), поставлены памятники Кирову, Чернышевскому, Сталину… Полностью закончить реализацию проекта реконструкции парка помешала война.

    С довоенных лет у тысяч выксунцев сохранились восторженные воспоминания о праздниках и спортивных соревнованиях, проходящих в парке и на стадионе. Из воспоминаний Л.И. Краснобоевой, З.З. Зиновьевой, М.И. Орлова: "По ухоженной улице Луночарского (потом Корнилова) мы с замиранием сердца от счастья бегали в кино и на танцы, на футбол и разные соревнования в парк".

    После войны бывали для парка тяжелые испытания - из-за ветхости забора в парке гулял скот, деревья, старея, болели…

    Большой ошибкой еще до войны, было решение о размещении артезианских скважин сооружаемого городского водопровода в парке - уровень грунтовых вод в округе понизился и вода ушла не только из малой "Лебединки". Зарастали травой, кустами и даже соснами каналы-овраги.

    В 70-х заасфальтировали главную аллею, подсадили часть деревьев, подновили аттракционы, но не сохранили сирень.

    В 1984г. к 50-летию присвоения Выксе статуса города провели большие работы по благоустройству, поставили металлические беседки, забор, мостики через канавы, скамьи.

    Силами ВМЗ в парке был поставлен памятник Баташевым в виде стелы из чугуна, с благодарственной надписью основателям, и основания, облицованного белым мрамором. Но в это же время обезображен памятник Кирову, снята мемориальная доска дома, бывшего Гельц, удостоверяющая события 1917 года в Выксе (об образовании первых Советов Депутатов рабочих и солдат), факт проживания здесь правительственного комиссариата Выксунских заводов А.С. Ведерникова и смерть его 12 января 1919 года.


    Заморские плоды приокского полесья (Л. Шестеров)

    Сегодня мало кому известно, что основатели Приокской металлургии братья Баташевы прославились не только как "железных заводов содержатели", но и как владельцы крупнейших в России оранжерейных хозяйств.

    Возникает вопрос, почему бывшие оружейники, став металлургами, вдруг воспылали любовью к садоводству? Ответ на этот вопрос надо искать в условиях жизни имущих классов России второй половины XVIII столетия. Екатерининский век, как называли этот период, стал золотым веком русского дворянства, вершиной его могущества и блеска. Согласно Манифесту от 1762 года о вольности, дворяне освобождались от обязательной ранее гражданской и военной службы. Эта "вольность" привела к оседанию их в своих родовых поместьях, расцвету и развитию многочисленных помещичьих усадьб, дворянских гнезд.

    Если раньше, в петровские времена, дворянам, занятым на бесконечной военной службе, было не до благоустройства имений, то сейчас, став вольными, они начинают больше заботиться о своем вотчинном комфорте, удобствах, развлечениях и даже прихотях. Среди многочисленных дворовых появляются свои крепостные архитекторы, музыканты, живописцы, садовники, артисты.

    Именно в эти годы складывается и усадебный ансамбль в Выксе, в который, наряду с жилым домом, входили парк, пруды, сады, оранжереи, зверинец и т.п.

    Особенно экзотически в условиях суровой русской природы выглядели оранжереи. Мода, на них, как и само название (оранже - от апельсин) пришла из Франции. Оранжереи хотели иметь все помещики, но владели ими только те, кто имел достаточно средств на их постройку и содержание. Вчерашние тульские оружейники, ставшие по богатству в уровень с крупнейшими помещиками дворянско-крепостнической России, ни в чем не хотели уступать титулованной знати.

    Свои горнозаводские гнезда они строили не только по образцу дворянских усадьб, но и стремились в то же время перещеголять их не только роскошью и размерами строений, но и заведением исключительных по количеству и величине оранжерей. Если уникальный, демидовский ботанический сад в Москве удостоился чести быть описанным академическим пером, то история баташевского оранжерейно-тепличного хозяйства не нашла своего летописца и ее историю приходится восстанавливать по немногочисленным отзывам современников, документам и преданиям.

    Именно предания донесли до нас весть о том, как редкостные плоды из баташевских оранжерей поставлялись на столы сильных и знатных вельмож и в первую очередь на стол светлейшего графа Г.А. Потемкина.

    Нижегородский писатель и краевед П.И. Мельников-Печерский, хорошо знавший хозяйство Баташевых, в романе "На горах" приводит рассказ старожилов о посылке ананасов светлейшему.

    "Однажды Потемкин зимой в Москве проживал. Подошел праздник "Григорий Богослов" (25 января) - его именины, как раз к концу обеда прискакал нарочный с такими плодами, каких ни в Москве, ни в Петербурге никто и не видывал. При них записка Андреевой руки: "Сии ананасы тамо родятся, где дров в изобилии, а у меня лесу не занимать, потому и сей дряни довольно". - Уважил, - на весь стол крикнул Потемкин. - Захотел бы Баташев ремень из спины у меня выкроить - я бы сейчас".

    Конечно, заводчикам и предприимчивым дельцам Баташевым нужны были "не ремни из графской спины, а с его помощью получить выгодные правительственные заказы. Баташевское ананасное же изобилие объяснялось не только обилием и дешевизной дров, но главным образом, нищенской оплатой полурабского крепостного труда десятков садовников. Известно, что число дворовых, среди которых числились и садовники, доходило в имении Баташевых до трехсот человек. Кроме того, в летнее время в парке, садах и огородах работали еще подростки и дети, получавшие за свой труд чисто символическую зарплату. Случай посылки ананасов, описанный Мельниковым-Печерским, не был единичным. По воспоминаниям старожила Гусевского завода В. Гайдукова, фруктовые посылки посылались постоянно в самые отдаленные места, где в это время был граф Потемкин. Они осуществлялись эстафетой. Посылались фрукты и в возках. В этом случае корзины с нежными плодами подвешивались на ремнях.

    Первоначально фруктовые эстафеты отправлялись только из выксунских оранжерей, так как до раздела общего горнозаводского имения в 1783 году братья Баташевы совместно проживали на Выксе.

    Оранжереи Гусевского имения были построены позднее и своего расцвета достигли к концу XVIII столетия. Подтверждением этому служит акт раздела, согласно которому делились не только заводы, леса, рудники и крепостные, но и выксунские оранжереи, положившие начало гусевским.

    "...так мне Андрею, взять из Выксунскаго саду из оранжерей веяния оранжерейныя деревья и растения в кадках, горшках и в грунте, тако ж и садовыя деревья, кусты, каренья и прочее, что я Андрей пожелаю взять, а к тому и две трети оранжерейных окончив" (т.е. плодов).

    Что же представляли из себя выксунские оранжереи? Всего было шесть крупных оранжерей. Первая из них двухэтажная, каменная, длиной около 60 метров примыкала к господскому дому с правой стороны и имела из него непосредственной вход. В ней в основном произрастали субтропические растения, цветы в грунте и в кадках. Она служила местом прогулки баташевских гостей во время балов. Группа из четырех фруктовых и цветочных оранжерей примыкала к зданию театра, который располагался по оси большой липовой аллеи и отделял сад от зверинца.

    Среди них были: одна персиковая, абрикосовая, слив и вишни, одна виноградная и две ананасные. Здание виноградной оранжереи было каменным, остальные деревянные.

    Отдельно на месте сегодняшнего стадиона "Металлург", стояла красивая каменная с ротондой (т.е. с круглой башенкой) оранжерея с южноамериканскими растениями и персиками.

    Оранжереи были и в Московском имении Ивана Баташева. Об этом мы узнаем из письма приказчика Максима Сокова, который сообщал хозяину, что после московского пожара 1812 года "Оранжереи, как верхния, так и все нижняя сгорели, осталась только одна на Яузе".

    Придававший всем своим делам грандиозный размах, Андрей Баташев оранжереи на Гусе сделал выдающимися по размерам и обилию редкостных растений.

    Посетивший в конце XVIII века Гусевский завод первый исследователь истории горных заводов А.С. Ярцев, был восхищен трехэтажной оранжереей длиной около полутора верст, грандиозности и богатству которой, как он пишет, могли позавидовать самые богатые люди Европы.

    Упадок и гибель выксунских оранжерей связаны с общим расстройством всего горнозаводского хозяйства при наследниках И. Баташева - Шепелевых.

    В 1845 году, после бесконечных споров и ссор среди сонаследников, опекуном над имением был назначен полковник Сухово-Кобылин, муж племянницы Шепелева.

    Новоиспеченный опекун занялся прежде всего упразднением непроизводительных расходов на развлечения, прихоти и имение. В первую очередь это коснулось оранжерей. Был сокращен до крайности штат рабочих и служащих в саду, отстранены от должности проработавшие десятки лет опытные мастера-садовники и штатный специалист-садовник.

    Лишенные квалифицированного надзора, тропические растения стали постепенно чахнуть и гибнуть. Первыми погибли ананасные оранжереи, просуществовавшие около сотни лет. Затем дошла очередь и до персиковых и абрикосовых оранжерей. Дольше всех существовали виноградная оранжерея и тропические растения в кадках.

    Последний смертельный удар остаткам оранжерейного хозяйства был нанесен отменой крепостного права в 1861 году, когда дешевого крепостного труда не стало.

    После смерти последнего совладельца выксунских заводов Н.Д. Шепелева, (1878 год), оранжереи окончательно захирели и все здания оранжерей в конце XIX века были сломаны. Сегодня об их былом существовании напоминают нам только заросшие котлованы, напротив здания летнего кинотеатра, да по традиции располагающаяся на старом оранжерейном месте цветочная теплица горкомхоза.

    Исчезли оранжереи, но в памяти потомков навсегда останется благоговение и восхищение перед трудом и мастерством крепостных садовников, умевших выращивать здесь, в Выксе, редкостные заморские плоды.


    Садово-парковое искусство (Н. Князева)

    Парк - это произведение искусства, да еще какого! - садово-паркового, где по закону красоты соединяются живая природа и творение рук человеческих.

    Рельеф местности, деревья, кусты, цветы, водоемы, подобранные художником-садоводом, парковые скульптуры, фонтаны, архитектура малых форм, созданные художником от скульптуры и архитектуры так дополняют друг друга, так гармонично сочетаются, что получается единый особый художественный образ - романтический ли, фантастический ли, лирический или какой-то иной образ действующий на ум и сердце человека по мимо его воли. В парке на художественный образ работают и инженерные сооружения по освещению, водоснабжению, канализации, радиофикации и других видов связи, да и работы плакатного оформительского искусства тоже.

    В истории человечества парки и сады воспринимались как произведения искусства и как выражение философских подходов, взглядов в отношениях человека с природой.

    В Древних Риме и Греции парк - место райского блаженства, обиталище богов, место углубленного созерцания мира и размышления о нем.

    В Европе времен монархических режимов создавались парки, где природа подчинялась человеку (как в обществе все подчинялось королю). Это, так называемые регулярные французские парки. Они разбивались на равнинах, были большими по размерам, имели прямолинейные аллеи, прост